(no subject)

"Разбереди мне сердце, соединись с моей душой, проникни в мой мозг, вскрой все мои раны, усиль все мои сильные и слабые стороны: я хочу сгореть от чувств к тебе. Таких, как ты, больше нет и не будет. Никогда!"

(no subject)

Как приятно сделать другому(ой) приятное. Есть тому причина или нет, виноват ты или просто хочешь порадовать любимого человечка. Люди, почему вы (мы) такие безразличные?.. Надо любить и дарить любовь, пока есть возможность, - потом её не будет. Ведь и самому приятно, когда кто-то радуется, потому что ты его/её порадовал. Даже я, умеренный мизантроп, это понимаю.-) А вы? :) ;)
А негатив... он пройдёт. Вообще всё пройдёт. И Бог всё расставит по своим местам - лично я в это верю.

(no subject)

Это произошло благоуханной весной, почти мистического, 14-го числа. С неба светила, сверкая, как грош, и пробирая до дрожи, вечный спутник Земли – Луна. Дело было в каком-то вдохновенном городе, в славяно-язычной Европе.
Высокая, нескромной красоты огненноволосая женщина стояла на автобусной остановке имени Эдгара По, что в районе Кафка-шесть. Кроваво-красная одежда преступно-идеально облегала томную фигуру: красивые плечи, выдающихся размеров груди, скрипичную талию, желанные бёдра. На алых, словно авторства Дали, губах играла таинственная, притягательная, многозначная улыбка. Было что-то демоническое, вампирское в облике современной Джоконды.
Красавица с изумрудными глазами неторопливо, с достоинством повела головой, едва поворачивая точёную шейку. Ладная фигурка особенно ярко сверкнула в сполохах крутобокого ночного светила.
То ли ангельский, то ли дьявольский взгляд выхватил из темноты кого-то – его: высокого, под два метра, молчаливого, серьёзного. Небесно-голубые, а может, ледяные очи взирали на посетившее этот мир воплощение женственности не отрываясь, а та, кому предназначался взор голубоглазого красавца, стала будто бы ещё прекраснее – красотЫ тёмного эльфа. С плаката на простом пятиэтажном доме героически улыбался Рафаэль, но не имеющий отношения к прошедшему в веках Ренессансу. Мужественный великан преодолел разделяющее их расстояние широкими шагами; всё это время с её лица, более чем похожего на лик одной актрисы с «ночной» фамилией, не сходила полумистическая-полубожественная улыбка. Улыбка всезнающего и как будто всемогущего джинна.
- Кто ты, фея? – спросил мужчина, не сводя глаз с явившейся ему тайны.
- Актриса, - ответила она низким, обольстительным голосом. – А может, режиссёр. Как ты сам думаешь, Абигор?
- Я думал, ты художница… Но постой, откуда тебе известно моё имя?! Может… ты ведьма?
- Может быть… а ты, наверняка, прилетел из Японии.
В этот раз он не стал изумляться и задавать вопросы – просто сказал:
- Да, и я искал тебя, о чудо и чудовище. О загадочная и любимая.
- Смотри, аккуратнее, ведь ты меня и правда нашёл, - она засмеялась обворожительным звонким смехом, - а тот, кто отыскал меня, никогда меня не покинет.
И она протянула тонкую, изящную руку, и щёлкнула длинными пальцами музыканта… музыканта и артистки… аристократки. Аристократизм наполнял весь её облик, целиком и полностью, без остатка, и что-то подсказывало: это не простая видимость.
Как бы то ни было, на том месте, где стоял высокий ясноглазый мужчина, теперь в бархатной мгле, посреди ночи, сидел на тротуаре кот – дорогОй породы кот с пронзительно-холодными голубыми очами. Женщина приблизилась к животному и взяла его на руки, а кот моментально лизнул мягким розовым язычком её в полные страсти и голодные до чувств губы.
- Пойдём, Абигор, - сказала она, - я познакомлю тебя с остальными моими… «поклонниками».
И исчезла в ночи раньше, чем приехал автобус, чем пошёл дождь.
Сегодня в одной богатой, но незаметной квартире в этом районе стало на одного кота больше, и уж конечно, этот никак не связано с неожиданным, необъяснимым появлением великолепной в своей красоте дамы, которая любила, никем не узнанная и не замеченная, приходить в стылую пещеру на окраине города и купаться там обнажённой в горной реке в компании многочисленных домашних любимцев.
Зеркальная Луна на небе не погасла, но ушла с причитающегося ей места, чтобы уступить его обжигающему светом солнцу. Утро, точно око Бога, словно рассвет в горах, разгоралось и дарило надежду, и – ожидание: ведь, кто знает, когда грациозная, сказочная леди вновь появится среди прочего люда, чтобы снова творить чудеса. Никто не знал её настоящего имени, а которые слышали, повторяли его только молча, и лишь самые смелые, вроде голубоглазых абигоров, вслух, да и то шёпотом.
Абигейл. Нечестивая Афродита. Демон-Гамлет, суккуб-Офелия…
Это было похоже на игру, но все мы немного сценаристы и разработчики в этой великолепной и опасной Жизни; модели родом из Ада или Рая для иных представителей сил Всевышнего – Господа, Аллаха, Вселенной. Каждый из нас – прямиком оттуда, из старого рода актёров и актрис... и режиссёров… самых различных людей… или тех, кто неотличимо на них похож - не правда ли?

(no subject)

Он пел оды её зелёным очам,
Двум прекрасным и диким,
ядовитым змеям.
Говорил постоянно, что любит и ждёт,
Только вот
не любила она его.

Перед нею он на колено вставал
Или на оба, тогда
ноги ей целовал.
Как её он хотел, как её обожал,
Только вот
не любила его она.

Он кричал её имя, срывая глас,
Не мог спать в ночной он
и тихий час.
Навек поселилась в его душе,
Только вот
не любила его уже.

Он молил о пощаде, о тепле её,
Хоть минутки просил,
взглянуть на него.
Её тело желал и сердце её,
Только вот
Не любила она ещё.

Тогда он погибал, плакал, божился
И у ног той красавицы
пьяный ложился.
Предлагал ей в подарок он целый мир,
Только вот
Не любила она ни миг.

Он рассудок терял, уходил, возвращался
И просил о пощаде,
и плакал, метался.
Он готов был на всё, он про жизнь позабыл,
Только вот
Очам тем человек был не мил.

Тогда он пел оды зелёным очам,
Её персям и стану,
власам, бёдрам, ногам.
И её вдохновенью, таланту, уму,
Только вот
Было то низачем, ни к чему.

Не любила красавица человека сего,
Не хотела чудесная от него ничего.
Оставляла холодным на вершине горы,
Но держала голодным при себе до поры.
Восхищала своей неземной красотой,
Похищала его обаяньем от той,
С кем ему быть счастливым,
Но только вот
Не хотел Бог поделать с тем ничего.

Он пел оды её зелёным очам…

(no subject)

Как жаль, что так мало людей, которые умеют говорить и слушать. Если рассуждают, то только о чём-то своём в основном.

(no subject)

Я, конечно, лентяй, но кое-кто даже мне в этом фору даст: прожигать жизнь (имея деньги и — а значит — возможность, да) и считать это нормальным... Фэйспалмище. Долго это будет длиться, пока не закончится, м? :)

(no subject)

Определённые люди такие наивные: думают, если их кто-то заберёт на новое место жительства (которое они и так меняли не раз), то всё станет хорошо. Не станет, как уже должно быть понятно. Это ты создаёшь своё окружение. Ты, в первую очередь. А не какие-то там другие чужие люди, которые, может, никогда и не появятся.

(no subject)

Быть с человеком не потому что любишь, а потому что он заботится о тебе — это, конечно, нонсенс. Ну позаботится раз, позаботится два... а потом ему надоест, что ты крутишь хвостом, и он тебя бросит.